Новый сайт инвалидов
Зеленогорска (красноярского края)
Главная | Регистрация | Вход | RSSЧетверг, 21.09.2017, 20:29



Меню сайта
Категории раздела
инвалиды и общество [433]
работа и образование [184]
параспорт [80]
интервью [274]
Historia -magistra vita [59]
История-учитель жизни(лат.)
дети-инвалиды [164]
юридическая страничка [200]
медицина,фармакология и тех.средства реабилитации [13]
соц.обслуживание [1]
безбарьерная среда [4]
Наш опрос
инвалиды и решения о судьбах общества
Всего ответов: 93
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
WoWeb.ru - портал для веб-мастера
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » интервью

Чтобы поставить льва на задние лапы, его надо уважать

Чтобы поставить льва на задние лапы, его надо уважать

Наталья ВОЛКОВА, Фото Павла СМЕРТИНА

Лучший дрессировщик хищников России Виталий Смолянец потерял ноги, спасая человека, и уже через год вернулся на арену. Хищники слушаются лучше, чем раньше

Виталий Смолянец – лучший дрессировщик России. Обладатель первой международной профессиональной премии в области циркового искусства «Мастер» в номинации «дрессировщик». В российском и международном цирковом сообществе его знают все.

Но дело не только в премиях и в известности. Всего год потребовался Виталию для того, чтобы вернуться в цирк после аварии, стоившей обеих ног. Виталий – первый в мире дрессировщик на протезах.

800 тысяч за два часа

В ночь на 9 февраля прошлого года на трассе Москва-Тверь Виталий вышел из своего автомобиля, чтобы помочь двум мужчинам, попавшим в аварию. В это время на всех троих налетела огромная фура, потерявшая управление. Один из мужчин сумел отпрыгнуть в сторону, другого Виталий отбросил из-под колес большегруза – и принял удар на себя. Одну ногу ему оторвало на месте, вторую ампутировали в больнице.

Об аварии Смолянец рассказывать не стремится. «Случилось такое, да», — он старательно обходит подробности. Но с готовностью говорит о людях, которые его поддержали после того, что случилось.

«Я страшно переживал, если честно. Когда попал в больницу, думал, все: придется увольняться из цирка. Но цирк – это мой дом!.. Как же я был удивлен, когда Вадим Черменович Гаглоев, директор «Росгосцирка», с которым мы и не виделись до этого никогда, пришел ко мне в палату и с порога спросил: «Так, ты когда выйдешь обратно в манеж?». Тогда я понял, что никто меня не увольняет, не выгоняет, мне дается второй шанс».

Дружная поддержка руководства и коллег помогла мобилизоваться в кратчайший срок: «Представляете, за два часа после аварии мне на карточку цирковые прислали 800 тысяч рублей! Это немыслимо». Немыслимо – но возможно. Смолянца в цирке знают как по-настоящему доброго человека, поэтому люди сразу, не спрашивая, начали помогать.

«Протезы, на которых я сейчас хожу, стоят очень дорого. На них и начали собирать деньги артисты. Собрали три миллиона. Нужно было еще два, их выделил «Росгосцирк». После такого я чувствовал, что просто обязан вернуться на манеж. Получается, у меня и выбора не было!».

Львы слабакам не верят

Виталий вернулся на манеж всего месяц назад – в Ростовском цирке выступления «Империи львиц» прошли при полном аншлаге. Дрессировщик вышел на арену с локтевыми костылями, а хищники словно ничего и не заметили. Слушались беспрекословно.

У львиц — янтарные глаза. И великолепный охотничий инстинкт. Когда они не работают, то предпочитают пристально следить за чужаками, попавшими волею судьбы к их вольерам. На всякий случай

«Я люблю всех животных без исключения. Кошек, собак, воробьев – всех. Крыс только не люблю, они бегают по цирку и продукты портят. А к своим львам и тиграм отношусь с огромным уважением. Они – мои партнеры, они – тоже артисты, как и я.

Тигрица Кена о чем-то пытается сообщить Виталию. Может быть, о том, что пока она не готова вставать на задние лапы. Она еще очень молода — ей всего год

Конечно, пришлось немного переучиваться – и мне, и им. Например, сейчас львицы откликаются на голосовые команды. Я не могу теперь, как раньше, подходить к ним, махать руками – у меня руки заняты. Пришлось помучиться, конечно, переучивать всегда тяжелее, чем учить набело», — говорит Виталий.

Тигрица Бара любит Виталия всей своей звериной душой. И быстро работает. Правда, пока не очень умело. Но старается изо всех сил

Перед возвращением Виталия на арену звучали сомнения. Некоторые эксперты полагали, что выход дрессировщика в клетку, у которого изменилась походка, — неудачная идея. Львы почувствуют некую слабость – и все может закончиться трагедией.

«Но внутренняя-то сила осталась! – говорит Виталий. – А львы и тигры ощущают не физическую крепость, а силу, исходящую изнутри человека».

Виталий знает, как устроен цирк сверху донизу. Он долго и увлеченно может говорить не только о повадках львов и тигров, но и о том, как быстро поставить клетку на арене, как быстро перевезти животных из одного города в другой, как отремонтировать вольер

Вадим Гаглоев, директор «Росгосцирка» вспоминает: «Когда я пришел к Виталию в больницу, то сказал ему: «Маресьев получил героя Советского Союза не потому, что на костылях летал, а за реально сбитые фашистские самолеты. И у тебя новый вызов сейчас – ты силен, но можешь стать еще сильнее».

Как я стал дрессировщиком

«В цирке я оказался случайно. В детстве мечтал был водителем, в армии был за рулем. Вернулся из армии – пошел работать дальнобойщиком. Но это были 90-е годы, и зарплату не платили. Мой друг, который в то время в цирке администратором работал, рассказал, что у них зарплату вовремя платят. Я и пошел в цирк водителем. На автобусе возил артистов. А у одного из них была львица Байя. Маленькая еще, все ее гладили, возились с ней, я тоже. Но только я оторваться от нее не мог. С нее все и началось».

После каждого удачного прохождения репетиционного маршрута полосатая большая кошка получает награду и довольный возглас: «Ай, браво! Молодец!»

Виталий Смолянец в цирке уже почти 20 лет. Никаких специальных школ дрессуры он не оканчивал – таких учебных заведений просто нет. Но однажды стал работать вместе с дрессировщиком больших кошек в качестве ассистента, наблюдал, смотрел. И стал учить трюкам хищников сам.

«Все мои ассистенты знают, с чего начинать надо и чем заканчивать. Так становятся дрессировщиками — клетки тягают, животных кормят, присутствуют на репетициях, помогают, а потом становятся профессионалами, если есть желание.

Сначала я был дрессировщиком, но не артистом. Проводил репетиции, готовил трюки, которые заказывал мой прокатчик. Он на арену выходил. Но львы у него были в нескольких программах, в разных городах — он между ними метался, а однажды к нам не успел. И попросил меня на арене вместо себя отработать — так я вышел на манеж впервые. Колотило меня, помню, но все получилось. Впрочем, волновался я не из-за того, что львы что-то не то сделают, а потому, что тысячи глаз за нами следили».

Обо всех этих неслучайных случайностях Виталий рассказывает мне на манеже – мы сидим на приступочке первого зрительного ряда. Ассистенты устанавливают центральную клетку – скоро репетиция, на арену выведут двух молодых тигриц, Бару и Кену. Взрослые львицы уже не так сильно нуждаются в науке – опыт у них есть, они уже бесчисленное количество раз выступали перед тысячей глаз.

Виталий Смолянец открыт каждому человеку — и своей семье, и незнакомцу. Он не хитрит и всегда говорит правду

Дрессировщик рассказывает мне о жизни, но ничто не ускользает от его внимания – он отдает распоряжения ассистентам, объясняет, как устроена клетка, зачем нужен тамбур, по которому животных во время представления выводят на сцену, из чего делают вольеры. В цирке он и вправду дома — чувствует себя здесь хозяином.

«Я уже был артистом и руководителем номера, но работал наравне с ассистентами. Ну, пока ноги были. У меня неусидчивость была какая-то. Мне надо было постоянно двигаться, что-то делать. Вольеры я делал собственными руками. Когда ломался реквизит, я всегда сам его ремонтировал. Я бы и центральную клетку сам сделал, но она должна проходить проверку на прочность, это должна быть не кустарная работа, а заводская».

Что такое львиный характер

В аттракционе Виталия Смолянца – девять львиц и два тигра. Есть и молодые кошки, которые только-только постигают цирковую науку. О разнице характеров своих животных дрессировщик может говорить часами.

Иногда и во время репетиции можно просто побаловаться, как котенок, побегать за веревочкой. Чем ближе дрессировщик, чем крепче любовь

«Разница между тигром и львом огромная, дело не только в полосках на шкуре.

Тигр умен, но труслив. Он может затаить обиду и ждать, когда ты повернешься спиной, чтобы наверняка получилось напасть. А если львице что-то не понравилось, она идет на тебя лоб в лоб, прямо глядя в глаза. Она благородная. В ней нет коварства.

При этом львицы очень своенравные животные, чтобы чему-то их научить, надо помучиться.

Когда меня просят помочь с животными, и если это тигры, — то легко! А с львицами самый эффективный способ работы — подружиться. Львица обязательно ответит взаимностью, если относится к ней с любовью и уважением. И с ней надо много времени проводить.

Виталий входит в помещение, где у львиц — спальня, и они натурально начинают улыбаться и ластиться. Всех их дрессировщик вырастил сам, многие из них жили у Смолянцов дома, как самые обычные котята

Ко мне приходили годовалые животные — с ними знакомиться надо было очень долго. В год львица весит уже килограммов сто двадцать. Она меня знать не знает, не понимает, что я ее люблю, и на ремни порежет! И вот сначала сидишь возле клетки, разговариваешь с ней, потом выпускаешь в манеж, надеваешь спецодежду потолще.

Львичка ходит, а я сижу, не шевелюсь, чтобы она доверять мне начала. Говорю с ней спокойным голосом, как с человеком: «Иди ко мне, хорошая моя».

Она начинает понимать интонацию, потом подходит все ближе. Дотрагиваюсь рукой – она в рык. Я на попятный, чтобы она поняла, что это не угроза. Когда она подходит и садится рядом, да еще если спиной повернется, – значит, доверяет. Можно погладить.

Хищники любят свежее мясо. Оно — еда и награда. Один цирковой тигр съедает за день шесть килограммов говядины

Потом начинается работа. Самое первое – выучить команду «Домой»: выйти из тамбура, сесть на тумбочку, получить вознаграждение, уйти в тамбур. Потом трюк «Оф», точнее «Ауф», от немецкого, но я по-своему произношу. Львица учиться вставать на задние лапы.

Нежный поцелуй льва — это не оксюморон, если ты любишь и уважаешь этих больших кошачьих

Есть у меня львица Лася, Ласка. Она встает на задние лапы и от одного края манежа до другого идет так – без моего сопровождения. Это один из самых моих любимых моментов представления. Все дрессировщики оценили, говорят, что неповторимо. Среди нашего сообщества бытует мнение, что льва поставить на задние лапы очень сложно. Ну как-то вот получается».

Чего боится дрессировщик

На руках Виталия – шрамы. Их явно оставил не домашняя Мурка. Но настоящий дрессировщик никогда не будет жаловаться – это непрофессионально. Однако о первом нападении животных Смолянец рассказал.

«Первое нападение помню. Оно было активным – лев и львица набросились, во время представления, на манеже.

Потрепали меня здорово. Когда успокоил их и стал дальше работать, слышал, как кровь в обуви хлюпает, а боли от шока не чувствовал. После на скорой увезли.

Вероятно, в живой природе львицам, быть может, живется вольготнее. Но и цирк хищницам-красавицам тоже может нравиться

Тогда появился панический страх. Долго было не по себе. Думал все время: отработаю еще неделю – и уйду. Но потихоньку отпускало, смирился, все нормализовалось. Стал замечать уже, когда львы хотят характер показать, и пресекать. Если львица бросается, надо идти на нее – такой секрет. Потом усаживать на место, говорить с ней, успокаивать.

Можно ли научить льва работать, как пчелка

Для львицы есть только одно наказание – не брать ее в манеж, если она плохо себя ведет или отказывается работать. Тут начинается форменный скандал: «Как это так, меня не взяли в манеж? Музыка играет, все ушли, а я одна осталась?» Львы иногда об клетки себе носы разбивают от переживания. И после этого как пчелки работают».

В работе дрессировщика много разных правил и методов, как у учителя. Тигрице Баре нужно встать на задние лапы — это самое сложное, но вот сейчас уже почти удастся

Может, в цирке нужны зоопсихологи? Виталий возмущается такому вопросу.

«Вашего зоопсихолога тут слушать никто не будет. Дрессировщик уважает свою работу, он сам кого хочешь научит. Он с утра до вечера с тиграми, он сидит над ними, когда они болеют, вытирает им морды, они кусают ему руки, он руки бинтует и опять на манеж выходит – и зоопсихолог этому человеку что-то объяснять будет?».

Бара встала в «оф». Она сделала самое сложное для тигра. Все замерли

Хищники не прощают неуважения

У Виталия есть львицы-любимицы. Самая дорогая сердцу дрессировщика – Ника, ей уже 14 лет (век льва — 10 лет), старушка: «Я ее стараюсь беречь, снимаю ее с некоторых трюков. Люблю ее, она была первой в моем аттракционе. Трудно представить, что будет, когда ее не станет. Но пока она помирать не собирается, это радует».

Порой все 13 хищников Виталия Смолянца начинают рычать одновременно. Это похоже на гром, на извержение вулкана, на что-то таинственно-вибрирующее… и сотрясающее весь цирк сверху донизу

Однажды Виталий потерял львицу. Ее звали Аза, она жила у Смолянца с рождения. Ее нужно было прооперировать – врачи говорили, что это простая операция, волноваться нечего. Виталий устроил ее в лучшую ветеринарную клинику, все время был рядом. Но она не пришла в себя – звериные хирурги переборщили с наркозом. «Когда Азы не стало, мой ассистент позвонил жене и сказал: «Инна, Аза умерла». – «Что с Виталием?» — «Откачивают». Я в обморок упал».

«Когда я водителем еще работал, увидел, как у дрессировщика от старости умер медведь. Ветеринары приехали труп на утилизацию забирать, а дрессировщика от мишки, который тридцать лет с ним прожил, оттащить не могут. Даже врача пришлось вызывать. И после этого будут говорить, что в цирке бьют зверей?

Дрессировщики своих животных не считают зверями. Это наши партнеры, они тоже — артисты. И все дрессировщики, которых я знаю, так думают.

Иногда львы и тигры отказываются от работы, капризничают. Что ж, равноправные партнеры артиста, тоже артисты, могут себе это позволить. Но не часто!

Животных нельзя бить или толкать – ни рукой, ни ногой. Это – неуважение. Если я подобное вижу, сам звереть начинаю».

Про Амура и Тимура

Виталий вспомнил историю из своей жизни – почти по Льву Толстому. У него была собака – боксер по кличке Гришка. Львицы Аза и Ника росли вместе с ним. Он свободно заходил к ним в вольеры, на манеже они играли, хотя Гришка был размером с одну шестую и Азы, и Ники.

«Когда Аза и Ника были львятами, они жили у меня, общались с Гришкой и полюбили его. Когда я его выгуливал, львички паниковали — куда Гришка делся, у окон дежурили, ждали. А потом собаку украли, и львицы горевали».

Дружба между животными разных видов вполне возможна – это, по мнению Виталия, обыкновенная история. Взять хотя бы нашумевших тигра Амура и козла Тимура.

«Если бы они встретились в природе, то, скорее всего, такой идиллии не случилось бы. Чтобы убить и съесть козла, тигр должен быть голодным. А в зоопарке, где тигра кормят, зачем козла убивать? Ведь у животных нет бессмысленной жестокости.

Когда лев приходит в прайд, он начинает драться с другим вожаком за право остаться и возглавить львиц. Но победитель не убивает побежденного, а прогоняет его.

Люди же могут побежденного добить. Так что у зверей благородства больше.

Может, тигру стало скучно, и козел стал ему другом. Такое бывает. Коли подружились, это история целая получается. Я уверен, что тигр уже с козлом ничего не сделает. Козел его уже даже не боится».

Цирк входит в кровь

«Я привык к кочевой жизни, не могу иначе. Переезд у нас – раз в месяц. Приезжаем куда-то — раскладываем вещи, устанавливаем стиральные машинки и начинаем полноценную жизнь. Я вам скажу, что тяжело в первый год было, а потом невозможно оторваться. Втягиваешься – и все, цирк входит в кровь. Комфортно я себя чувствую только здесь».

До аварии на трассе Москва-Тверь Виталий и Инна работали с настоящим цирковым режиссером над обновлением своих аттракционов. Но это пришлось оставить. Самое главное сейчас, что муж и жена, два дрессировщика, вместе

Комфортно в цирке и семье Виталия. Его жена Инна, как говорят, родилась в опилках – она из цирковой семьи, с 12 лет на манеже. Когда-то она была гимнасткой, но потом решила тоже попробовать себя в дрессуре. Сейчас у Инны свой номер – «Мангобеи-наездники». Пять обезьян – черные хохлатые мангобеи, макака-лапундер и павианы-анубисы — ездят на пони. Это не тигры и львы, но договориться с лошадками и с человекообразными тоже не просто.

Черный хохлатый мангобей Антоша весьма задирист, но доброму человеку может пожать руку. Впрочем, все равно нельзя забывать, что обезьяны тоже могут быть опасны для чужого человека. Но не для Инны, которая каждую из своих пяти обезьян вырастила, как своих детей

Макак-лапундер Веня очень любопытная обезьянка. Но палец ему в рот лучше не класть — моментально может забрать колечко или сережку

Павиан-анубис Жора — доминант в клетке. Но по его ласковым прикосновениях к руке дрессировщицы, но умным и стеснительным глазам так сразу и не скажешь

«Меня Инна принципиально не пускает себе помогать, — рассказывает Виталий, – все сама делает. Упертая она у меня, с характером. Номер ее мне нравится. А чтобы мне понравится — надо очень поработать».

Виталий и Инна вместе 14 лет. Конечно, они познакомились в цирке. «А где же еще нам было повстречаться? Другого варианта не было!» – смеется Инна.

— Папа, у меня тетрадка с человеком-пауком порвалась! — Новую купим, не расстраивайся. — Папа, собери мне машинку! — Вот, смотри. — Папа, можно я возьму эту палку? — Можно, только осторожно. — Папа, я очень скучал по тебе! — И я, сынок! Пока мы разговаривали с Виталием, Марк прибегал к отцу раз 10 или 15. И никогда не получал отказа во внимании

У них двое сыновей – Игорь 13-ти лет и пятилетний Марк. Игорь учится в шестом классе и живет вдали от мамы и папы – с бабушкой и дедушкой в Кемеровской области. Он круглый отличник, поэтому на семейном совете было решено, что мальчик пока будет нажимать на учебу.

Дрессировщик показывает фото в телефоне: Игорь и Марк обнимают друг друга, смотрят в камеру и улыбаются. «Вот, это самое дорогое, что у меня есть. Красавцы. Они классные, нас любят очень. Но тяжело это — жить в разлуке. Скучаем мы очень друг без друга. Заберем Игоря летом к себе, будет с нами ездить. У цирковых детей есть возможность учиться в школе, это отработано».

«Когда плохое настроение, я прихожу к львицам, глажу их, и настроение повышается. Моя семья и моя работа – это и есть я»

Сыновья Виталия и Инны тоже собираются работать в цирке. Игорь с трех лет в манеже, в шесть выходил со своим номером – работал с козочками. «Козлы те были с него ростом, – вспоминает Инна. – Закрывал первое отделение, зрители принимали на ура. А Марк пока еще не созрел для работы. Но все впереди».

Младший сын Виталия, Марк, пытается изобразить на манеже ящерицу. Цирковые дети очень любят животных и часто в них играют

«Когда я иду в гостиницу из цирка и вижу свет в окнах, думаю иногда о доме, — говорит Инна. – Но вы поймите правильно: о доме, а не о покое».

Виталий подхватывает: «А я живу таким принципом: лучше износиться, чем заржаветь. Я не смогу сидеть на одном месте. Инна вот смеется надо мной, говорит: «Ты и дома будешь львов своих держать». Но я не могу без них. Когда плохое настроение, я прихожу к львицам, глажу их, и настроение повышается. Моя семья и моя работа – это и есть я».

Фото: Павел Смертин

 



Источник: https://www.miloserdie.ru/article/povest-o-nastoyashhem-dressirovshhike-luchshe-iznositsya-chem-zarzhavet/
Категория: интервью | Добавил: Пилюлькин (29.08.2017) | Автор: Наталья ВОЛКОВА, Фото Павел СМЕРТИН
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz
Преодоление - мы делаем людей сильными! Сайт для продвинутых людей, современные технологии без комплексов. Мобильность, интеграция, коммуникация и инновация для инвалидов  Искусство созданное без рук инвалидность не приговор ”voi-deti.ru”