Новый сайт инвалидов
Зеленогорска (красноярского края)
Главная | Регистрация | Вход | RSSВоскресенье, 21.04.2019, 07:53



Меню сайта
Категории раздела
инвалиды и общество [436]
работа и образование [190]
параспорт [81]
интервью [277]
Historia -magistra vita [62]
История-учитель жизни(лат.)
дети-инвалиды [169]
юридическая страничка [200]
медицина,фармакология и тех.средства реабилитации [13]
соц.обслуживание [1]
безбарьерная среда [4]
Наш опрос
инклюзивное образование
Всего ответов: 72
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
WoWeb.ru - портал для веб-мастера
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » инвалиды и общество

Марина и все невозможное

Марина и все невозможное

Марина Гайдай встала на ноги после тяжелейшего паралича всего тела. Врачи говорили, что ей осталось жить три месяца, ей не надо уже даже покупать одежду и придется только смириться. Но она пошла своими ногами. А потом перенесла второй паралич – из-за предательства мужа. Сейчас она – призер России по настольному теннису, человек, который заставил государство соблюдать закон, и счастливая жена. И как будто живет третью жизнь подряд.

 

Жизнь первая

У меня произошло несчастье. Я потеряла ребенка.

Ему был год и пять месяцев, когда он заболел и ему неправильно поставили диагноз. Мы жили на иркутском участке БАМа, я требовала отправить сына в Иркутск, а врачи отмахивались: "Что вы, мамаша, требуете? Он бегает, ползает – выздоровеет".

Однажды я переодевала его на ночь, и он замер и как будто окаменел. Потом оказалось, что это была клиническая смерть. Для меня в 23 года это был ужас: как это смерть? Он что, умер, что ли? А врач пришел и сказал: «Если вы заплатите за санавиацию, то мы перевезем вашего ребенка в другую больницу»...

В тот момент у меня в первый раз и онемели руки, но я не придала этому значения: списала на нервы. Вот кладут мне моего ребенка на руки, а я их даже согнуть не могу, так и держу на вытянутых.

Мы все-таки уехали в другую больницу. Шестого января доктор сказал: «Не хочу обнадеживать, но вроде бы с этого дня он должен пойти на поправку». А седьмого, в Рождество, мой сын умер. Когда его хоронили, был такой же снежок, как сейчас. Сын мягкий такой был, не застывший, с полуоткрытыми голубыми глазами... И я не плакала на кладбище – я смеялась, у меня был дикий хохот, и я ничего не могла с собой поделать. Пришла с кладбища – смеюсь. Тогда все испугались, что я схожу с ума. А я не понимала, как можно взять и моего ребенка закопать. Слезы пришли уже потом. В этом году ему исполнилось бы 29 лет. Говорят, что со временем боль уходит – так вот, нет...

Я люблю детей. Но всегда стараюсь держать их на расстоянии: страх, что еще раз могу потерять ребенка, так и остался. Из-за него я долго не могла забеременеть второй раз, а когда все же забеременела, вдруг занервничала, и получился выкидыш…

Жизнь вторая

И потом начался этот ужас с моим здоровьем. У меня стали отказывать ноги, одну ногу я стала волочить. «Скорую» вызывала каждый день, а мне говорили: «Что ты, такая молодая, ходишь больничный выпрашиваешь». После этого я перестала звонить врачам. В конце концов, дошло до того, что я не спала сутками из-за жутких, разрывающих болей. Могла идти по улице и вдруг упасть. А я всегда была здоровая, активная, спортом занималась. В конце концов, меня обследовали. После того как я приехала в гости к маме, сидела разговаривала с ней и вдруг просто онемела.

Врачи сказали, что у меня опухоль или киста в районе лопаток и что надо срочно делать операцию. Пообещали, что боль прекратится, и я уйду из больницы на своих ногах. После операции все было нормально, но мне назначили еще одну процедуру – пневмопункцию («газовые уколы», когда через позвоночник в голову пускают азот, раздвигающий спайки в мозгу – прим.авт.).

Я плакала, на эту процедуру не соглашалась. Видимо, что-то внутри подсказывало, что не нужно ее делать ни в коем случае. Но мама и муж уговорили: врачи говорят, значит надо.

И вот после этой процедуры меня полностью парализовало. Началась жуткая спастика (неконтролируемые сокращения мышц разных частей тела – прим.авт.). Мне ставили распорки, но тело все равно скрючивало. Я не сидела, не могла держать ложку и даже карандаш. Из меня, простите, всё лилось. Вот так вот я пришла в больницу на своих ногах – плохо, но на своих – а выписали меня таким инвалидом, что я представить не могла.

Маме сказали, что мне осталось жить 3-4 месяца и что даже одежду мне уже покупать не надо. Меня уже «списали». Добившись встречи с заведующей, мама узнала, что врач был пьющим и делал мне операцию подшофе.

Что было делать? Мама привезла меня домой и сказала: «Я тебя не отдам». Она стаскивала меня с дивана на пол и говорила: «Занимайся». Вместе с отчимом они учили меня ползать, подтаскивать ноги. Я плакала, умоляла: «Зачем вы издеваетесь? Наверное, пытки в гестапо были легче, чем то, что вы со мной делаете». А они требовали: «Думай, работай мозгами, чтобы нога подтянулась». А как, если она не тянется?..

Меня заставили встать на четвереньки. По 6-8 часов я ползала, привязав гири к ногам для утяжеления. Из труб отопительных батарей мне сварили ходунки, сделали из печных труб железные сапоги... И однажды я пошла.

Муж все это время работал на севере, часто приезжал. Когда меня парализовало в больнице, я написала ему письмо со словами: «Я разрешаю тебе со мной развестись, ты можешь быть свободным человеком». Он тут же прилетел, стал убеждать: «Да что ты такое говоришь, я люблю тебя! Чтобы я никогда больше не слышал о разводе!» И вот с этими мыслями я жила. Мы даже не ругались почти никогда. Я очень любила его и мечтала, что у нас снова будет семья.

Но оказалось, что пока я лечилась, ему, как любому мужчине, нужна была женщина. И вот в очередной раз он приехал, мы вышли с ним гулять на улицу, я ему говорю: «Вот видишь, как я уже хожу». И тут он берет меня за руки и говорит: «У меня есть женщина. Тебе лучше остаться с мамой...»

Я спрашиваю:
– Ты будешь с ней жить?
- Я не знаю.
- А почему ты мне это говоришь?
- Не могу видеть тебя на инвалидной коляске.
- А ты понимаешь, - спрашиваю, - что и с тобой такое может случиться?
- Со мной такого не случится никогда. Я уверен. Я заговорен бабкой.

Первые победы в спорте

 

Вдруг у меня внутри от обиды все переворачивается, я падаю, он меня успевает только схватить на руки...
Парализовало даже горло, я глоток воды не могла сделать. И все, с тех пор я больше не встала. Если бы он сказал мне это, когда я была еще в больнице – мне было бы легче пережить. Но только не в тот момент, когда меня, вопреки всей возможной логике, подняли на ноги.

Мужа мама выгнала. Он пришел через 12 лет – просить прощения. Купил квартиру рядом с моим домом, переехал туда с женой и тремя детьми. Пришел и стал говорить, что всю жизнь любил только меня. Я ответила: «Ты вообще не имеешь права мне это говорить. Ты должен любить жену, которая живет с тобой и родила тебе детей. Если нужно прощение – я давно простила. Если бы я тебя не простила, то так человеком бы и не стала – опустилась бы, спилась – все что угодно». И он показался мне таким маленьким, ничтожным... Еле выпроводила его.

Но в тот первый момент, оставшись без мужа, я стала часто думать: «Бог отнял у меня все – детей, здоровье, семью. Как дальше жить?» И в один день, когда мама ушла по делам, я сделала себе петлю и повесилась.

Тут же прибежала мама. Как оказалось, она дошла до ближайшего угла, и ее какой-то силой потянуло назад. Меня увезли в больницу, привели в чувство. Потом мама сказала: «Как ты могла подумать обо всех, кроме меня?» Я расплакалась от стыда и пообещала, что никогда в жизни ничего подобного больше не сделаю.

 

Жизнь третья, нынешняя

И вот началась моя борьба за жизнь. Я поехала лечиться в Харбин – и там выучила китайский! Я там была одна среди иностранцев, жила и думала: «Чего я одна сижу, как болван?» Стала показывать на разные предметы и спрашивать у китайцев: «Что это? А это что?» Начала записывать себе китайские слова русскими буквами. И постепенно научилась! Лечу обратно на самолете, китаец что-то спрашивает, и я раз – ответила не задумываясь. Могла про свою болезнь рассказать, сами китайцы удивлялись.

Марина со вторым мужем Юрием

Через некоторое время я поехала в Петербург на обследование. И только там узнала, что все это время жила с неправильным диагнозом. Лечили проблемы в области лопаток, а опухоль оказалась на копчике. Предыдущую операцию и тем более пневмопункцию делать было категорически нельзя. Опухоль оказалась доброкачественной, но она росла уже к тому моменту 10 лет. А ведь на Дальнем Востоке врачи каждый год делали мне снимки! И десять лет ее не замечали. Один врач в Питере мне сказал: «Ты жертва медицины. Еще какая жертва..»

В общей сложности, я перенесла в жизни восемь операций. И все они пришлись на конец восьмидесятых – девяностые годы. Когда расформировывались клиники, больных переводили в другие институты, денег не было. Последняя операция была тяжелейшей, на восемь часов, я впадала в кому. Потом, уже здесь, мне поставили в позвоночник железяки, которые держат его на 20 см снизу.

Я окончила курсы вождения. Потом торговала на улице овощами. Научилась шить зимние шапки, ремонтировать шубы. Стала так зарабатывать.

Поездка в Китай

Потом мама стала чувствовать себя плохо. И мы решили на время поехать жить к старшей сестре, чтобы втроем было легче. Она жила в бамовском поселке. Приехали и узнали, что сестра все эти годы… пила. У нее умер муж, и она нашла самый легкий способ – начать пить. И вот это ускорило мамину кончину. Она же надеялась, что после ее ухода сестра будет меня поддерживать…

Мы с мамой вернулись в свою квартиру. И уже отсюда маму забрали в больницу и обнаружили рак кишечника. Она умерла. Я осталась одна.

Именно благодаря маме я такая свободолюбивая. Она всегда говорила: «Ты такая же, как все, ты должна так же одеваться, стричься, делать маникюр, свободно жить. Что значит «инвалид»? Ну и что?»

Надо мной нельзя довлеть, мне нельзя говорить: «Ты не сможешь». Я до сих пор ненавижу свою коляску, готова разгрызть ее зубами, я упиралась насмерть, не желая в нее садиться. Но я смирилась с ней, потому что надо двигаться. Мне нужно быть самостоятельной. В том числе выходить без помощи на улицу.

Я живу на первом этаже и решила сделать себе пристройку с удобным выездом. Стала звонить в городскую администрацию – отказ. Нет, и все. Пытаюсь звонить в проектное ведомство – без разрешения администрации ничего не могут. В конце концов, я сама заказала проект, сделала за свой счет эту пристройку и начала судиться. Мне говорили, что надо собрать подписи со всех жильцов подъезда и за каждого заплатить по 100 рублей. Но с какой стати? Государство обязано обеспечить мне безбарьерный доступ, в первую очередь в жилом помещении. Почему моя жизнь должна от кого-то зависеть?

Суд я выиграла. И теперь, после этого прецедента, областное минсоцзащиты возмещает затраты на возведение таких пристроек всем людям на колясках. Можно построить, обратиться в министерство и получить компенсацию в размере не более 200 тысяч рублей.

Сейчас я замужем. Мой муж Юра ушел ко мне из семьи. Он жил со здоровой женщиной, на ногах, но к тому времени, как мы стали общаться, они уже жили как соседи по коммунальной квартире. Я вообще не рассчитывала второй раз в жизни выйти замуж. Меня много раз звали, дарили мне и машины, и драгоценности, и розы ведрами, но после предательства первого мужа я просто боялась верить. Зачем делать больно самой себе?

Некоторое время он просто периодически приезжал ко мне. А потом я говорю: «Слушай, я хочу строить свою жизнь. Зачем мне это – быть какой-то тайной любовницей?» Любовница на коляске – это вообще нонсенс какой-то, когда жена на ногах. Если, говорю, тебя что-то не устраивает, ты поговори с ней, а я так не хочу. И все, наутро он приходит ко мне жить. Потом звонила его жена, ругалась: ты, мол, такая-сякая... Я говорю ей: «Если я стала причиной вашего разрыва, то прости меня». Она замолчала... И потом сказала ему про меня: «Она хорошая женщина». Да, я против разводов, но зачем жить, как соседи? Но если один человек из двух уже сделал выбор...

Марина - дайвер

Мы вместе уже седьмой год, а знакомы 15 лет. Все вокруг удивлялись: «Ну это как в книжках...» Ну что такого? Живем да живем. Юра как-то сказал: «Я захотел быть с тобой, потому что ты – живая. С тобой интересно».

Я занялась спортом, мне очень понравился настольный теннис. Появилась команда, мы стали ездить на соревнования. Заняла второе место по России. В этом году мы открыли в Благовещенске первый в России бильярдный зал для людей с инвалидностью. А недавно я обратилась к губернатору, говорю: «Мы, люди на колясках, хотим заниматься дайвингом». Он так опешил: ему явно неудобно было спрашивать, как это мы будем нырять... Но вышел из ситуации красиво: «А что для этого нужно?» Сейчас мы ждем открытия студенческого бассейна, где должны быть специальные бортики для инвалидов, и пока ездим в другой бассейн. Это не очень удобно: скажем, из воды инструктору приходится вытаскивать меня на руках. Но эта возможность есть, и это здорово.


Победа в Китае

Я мечтаю, чтобы в Амурской области открылся реабилитационный комплекс для людей с инвалидностью. Не больница! А полноценный комплекс со спортивными занятиями, психологами, лечебными упражнениями. И я даже уже договорилась об этом с властями, губернатор дал добро и задание делать проект! Но тут свалилось это наводнение... И теперь на несколько лет из бюджета эта идея точно вылетит.

Вообще я считаю, что у меня самая обыкновенная жизнь. Очень интересная. Не знаю, какой бы она была, если бы я была на ногах.

***

P.S. На днях Марина Гайдай узнала, что «железяки» в ее спине сломались, и произошел компрессионный перелом позвоночника. Теперь она готовится к очень сложной операции. На Дальнем Востоке таких не делают. Предлагают лечь в Новосибирск, но там – экспериментальное отделение. А еще одного эксперимента над своим здоровьем Марина по понятной причине боится. Сейчас она ищет клиники, ждет и воспринимает это как очередное испытание на прочность.

 

Записала Алена Быкова


 



Источник: http://neinvalid.ru/biografii/marina-i-vse-nevozmozhnoe/
Категория: инвалиды и общество | Добавил: Пилюлькин (26.11.2013) | Автор: Записала Алена Быкова
Просмотров: 232 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz
Преодоление - мы делаем людей сильными! Сайт для продвинутых людей, современные технологии без комплексов. Мобильность, интеграция, коммуникация и инновация для инвалидов  Искусство созданное без рук инвалидность не приговор ”voi-deti.ru”